Главная --> Статьи --> Завещание Михаила Бозененкова
 
Две юбилейные даты отметим мы в этом году, и обе всенародные. Слов нет, с 60-летием освобождения Беларуси никакой другой праздник вровень не поставишь. Но ведь, с другой стороны, для сотен и сотен тысяч белорусов, причастных к этой великой победе, ковавших ее на фронте и в тылу, погибших, израненных и выживших, спустя ровно десять лет - так уж совпало, и в этом можно усмотреть знак свыше -родилась и другая победа, футбольная. Полвека назад минский "Спартак" впервые в истории белорусского футбола выиграл медали чемпионата СССР. А возглавлял ту нашу бронзовую команду фронтовик, кавалер трех боевых орденов Михаил Георгиевич Бозененков.
 

Интересная это фамилия, прямо-таки магическая. Стоит кому-то упомянуть ее на футбольном бомонде - и все присутствующие мгновенно оживляются. Буквально каждый припомнит что-то такое, чего другие до сих пор не знали. Так, кстати, и было на подведении итогов второго мемориала Михаила Бозененкова. Тренеры, судьи, функционеры по очереди произносили: "А был еще случай…". После этого следовал монолог, серьезный или шутливый, веселый или грустный, но все о нем - наставнике, учителе, благородном и умном, неистощимом на выдумку и поиск, талантливом и трудолюбивом до самозабвения.

И еще одно интересное наблюдение: несколько лет назад Михаил Георгиевич ушел, как говорится, в мир иной. Но, уходя, завещал нам, оставшимся на грешной земле, лучшие свои человеческие качества - неиссякаемый оптимизм, юмор и бодрость духа. Поэтому, вспоминая Бозененкова, мы, как правило, говорим о нем не в прошедшем времени, а в настоящем, словно он всегда с нами, среди нас и в любой момент может напомнить о себе веселой шуткой, дружеской подначкой, "соленым", но не похабным анекдотом.

В минское "Динамо" он пришел вторым в пятидесятом, когда у штурвала команды стоял Евгений Фокин. За плечами у Бозененкова были перечеркнутая травмой карьера игрока и тяжелые фронтовые будни, а в кармане - диплом белорусского ИФК. То было непростое время, смутное, когда каждая семья, любая квартира жили в атмосфере страха. Стук в дверь мог означать что угодно: от прихода почтальона до ареста по пресловутой пятьдесят восьмой статье. Этот стук парализовал волю человека, его интеллект и знания, он казался запредельным, как бы вне закона или самим законом, подмятым и растоптанным всемогущим руководителем НКВД Берия. А его ставленник и земляк Цанава восседал в наркомовском кресле в Минске и мнил здесь себя по меньшей мере удельным князем. Князьям же на потеху нужны скоморохи, роль которых отводилась футболистам. Команда принадлежала Цанаве целиком и полностью, он мог приказать казнить или помиловать, наградить или отправить на Соловки.

Как в такой атмосфере работали тренеры, трудно представить. Но факт остается фактом: в пятьдесят третьем минское "Динамо" под руководством молодого специалиста Бозененкова решило задачу выхода в класс "А" (читай: высшая лига) первенства СССР. И почти десять лет Михаил Георгиевич возглавлял эту команду, вне зависимости от того, как она называлась. Чтобы так долго и, прямо скажу, плодотворно работать, нужно иметь как минимум богатырское здоровье. Его Бозененкову не приходилось занимать. Благо, многое приобрел на волжской земле, с юных лет гоняя летом мяч, а зимой - шайбу. Позже он освоил и теннис. В числе десяти лучших юношей страны получил приглашение в школу сильнейшей в те годы ракетки мира француза Анри Коше. По секрету рассказывали, что тот за свои уроки получал от правительства СССР гонорар в твердой валюте - это при железном-то занавесе! И, кстати, школу француза прошел неоднократный чемпион страны, а впоследствии ведущий телекомментатор Николай Озеров. А Михаил Георгиевич становился сильнейшим в Белоруссии, когда учился в ИФК. Выступал и в республиканских соревнованиях по легкой атлетике, баскетболу, хоккею с мячом и шайбой. И везде - небезуспешно.

О войне, о своем участии в ней он говорил немного и скупо, оставляя эту страницу своей биографии полузакрытой. А мне всегда хотелось заглянуть в нее и прочесть до конца, ведь полковая разведка - это постоянный риск, причем оправданный, с глубоким анализом и расчетом. Отбор в разведчики особый - далеко не каждый способен ежедневно уходить и добывать "языка", еще меньше тех, кто с этим "языком" благополучно возвращался…

Оптимист по натуре, Бозененков притягивал к себе людей, словно магнитом. Подкупали широта его интересов и независимость взгляда на любую проблему. Поэтому ребята всегда шли к нему за советом, а иные могли и исповедаться. Попав в общество, Михаил Георгиевич сразу же становился его эпицентром. Интересный собеседник, он мог не только забавно рассказать что-либо, но и внимательно выслушать, а это самое ценное качество педагога. К тому же по-спортивному подтянутый, стройный, всегда тщательно выбритый, Бозененков был примером для подражания. На него равнялись, хотели походить прической, манерой носить костюмы, говорить.

Психологическая подготовка тренера Бозененкова - его главный "конек". В "бронзовом" сезоне состав минской команды выглядел очень разношерстно, некоторые футболисты были старше своего наставника, умудрены опытом прожитых лет, закалены войной. Но Михаил Георгиевич, похоже, вовсе не комплексовал по сему поводу. Ко всем он сумел подобрать "ключик" и всякий раз находил нужные слова, чтобы сплотить команду и повести ее в трудный бой. Бозененков знал, когда с кем и как поговорить наедине. Уводил игрока на прогулку в тенистые аллеи парка или на тропинку в сосновом лесу и там умел задеть главную струнку в каждом из нас, чтобы она зазвенела искренно и мелодично, не фальшивя, но чтобы при этом не выпадала потом из партитуры, предложенной тренером всему ансамблю.

А как он воздействовал убеждением! Иной раз смотришь, вымотался человек, на пределе сил и возможностей, вот-вот, как говорится, сломается. А подойдет к нему Михаил Георгиевич, пошепчет что-то, скажет, похлопает по плечу - и полетел футболист, словно крылья выросли. Вот и в пятьдесят четвертом минчане ведь "бронзу" выиграли составом из пятнадцати человек всего-то. Как они выдержали напряжение изнурительного марафона, как практически без срывов прошли всю дистанцию, как не пали духом, да еще при тех минимальных возможностях восстановления - знал об этом один лишь Бозененков.

P.S. Подробный материал о Михаиле Бозененкове будет опубликован в июньском номере журнала "Футбол".


Юрий МОХОВ

Вернуться
К списку статей 2005 года
К списку статей 2004 года
К списку статей 2003 года
К списку статей 2002 года